Глава администрации Волгоградской области

Бровко Анатолий Григорьевич
Телефон: 30-70-00.
Адрес : 400098, г. Волгоград, пр.Ленина, 9.
подробнее

Выдающиеся люди региона

Текущая погода

°C
ГлавнаяНовости региона

В Волгограде участника войны выгнали на улицу

09.10.2008

С надеждой на тихую старость

Когда слышишь подобные истории, становится неловко за собственное благополучие. Софья Степановна Милованова всю свою жизнь провела в тяжкой борьбе за существование. Сначала с фашистами, потом с бедностью и тяжестью деревенского быта, а теперь с официальной властью — за собственную достойную старость. В 1942-м году в ее родном Абганерово Октябрьского района Волгоградской области началось строительство противотанковых рвов. 14-летняя Соня Милованова и днем, и ночью готовила нашим солдатам еду, а потом, когда началась битва, убирала с поля боя тела наших воинов. В 1944-м ее перебросили в Волгоград, на тракторный завод, где тогдашние «тыловые» отливали снаряды. Здесь она проработала до 1956-го, после чего вернулась в Абганерово. И до нынешних 80 лет — сплошные трудовые будни…
Надеялась, что хоть в старости удастся отдохнуть. Жизнь в деревне, где до сих пор топят углем и воду носят из колодца, становилась все тяжелее и тяжелее — в такие-то годы. 

— Силы моей уже нету! — все причитала Софья Степановна во время рассказа, будто досадуя на себя саму за навалившуюся беспомощность.

Казалось, было на что рассчитывать: двое из троих детей жили в городе. Сын Василий постоянно звал к себе, а дочь Зоя хоть приютить и не могла, но все же поддержкой была хорошей.

Но вдруг все в одночасье рухнуло. В феврале 2004-го Василий заболел, впервые в жизни, попал с воспалением легких в больницу, где через несколько дней умер…

— Свою двухкомнатную квартиру брат получил от ЖЭКа Дзержинского района, где работал сантехником, — рассказывает Зоя Алексеевна Милованова, дочь Софьи Степановны. — Сначала жил с семьей, а потом развелся (дочка с женой переехали в другую квартиру). И с тех пор постоянно зазывал маму к себе: «Переезжай, что тебе в деревне-то делать?»

Софья Степановна действительно прописалась в 1984 году у Василия, но постоянно жить не смогла. В Абганерово остались хозяйство и другой пьющий сын, за которым был нужен глаз да глаз. Но главная причина «кочевничества»: у сына появилась новая женщина. Постоянно у Василия не жила, но с потенциальной свекровью пересекалась. «И что я им мешаюсь?!» — все думала Софья Степановна и гнала себя обратно в деревню.

В 2002-м она даже выписалась из сыновней квартиры и опять зарегистрировалась в Абганерово. Но вдруг случилась такая трагедия.

— Я еще к смерти Васи не смогла привыкнуть, как тут еще новость: мне нельзя жить в его квартире, — говорит Софья Степановна с остановками, ее рассказ постоянно прерывается плачем. — Ведь он не успел приватизировать и уж тем более не написал завещание.

«А совесть где?»


Софья Степановна не думала, что ее ждет такая участь.

После смерти Василия у старой женщины началась новая жизнь — в суде, который категорически не захотел признавать ее право на жилплощадь сына. 
Первый суд отдал квартиру той приходяще-уходящей женщине Антонине Астаховой, второй (закончившийся в этом году) — Дзержинской администрации.

— Если бы нам изначально сказали: муниципальная собственность — и ни вы, ни Астахова не имеете права, было бы не так обидно, — говорит дочь Зоя. — Но ведь оказалось возможным, законным отдать квартиру частному лицу! Только почему ей?! Ведь у Васи остались дочь и мать! Дочка — инвалид, мать — ветеран войны и труда и тоже уже инвалид (у нее сахарный диабет). Никто не ожидал, что самым близким для Васи человеком в глазах суда окажется женщина со стороны! Тем более что та не на улице остается, у нее есть свое жилье! А совесть где?

На время судов да апелляций, до вынесения окончательного решения Софья Степановна пыталась жить в квартире сына, но ей и этого не дали.

— "Почему вы там живете не одна, почему к вам приходит дочь?" — передает претензии суда Зоя Алексеевна. — А кто еще поможет старому человеку, как не я?! Если мама уже даже в городской квартире постоянно нуждается в помощи. Да вот еще придрались: зачем вы поставили железную дверь?

— А как не поставить, — объясняет Софья Степановна. — После первого суда я там была одна, так ко мне пришел сын этой женщины (Астаховой. — Прим. ред.), пьяный и говорит (я уж не буду буквально передавать, он очень грубо сказал): «Ты что, зараза, здесь делаешь? Убирайся, пока я тебя сам не вышвырнул». Я после этого позвонила Зое: «Дочь, я боюсь, надо что-то делать». Вот мы и поставили железную дверь…
Теперь квартира Василия опечатана, бабушкины вещи вывезены из нее в неизвестном направлении. Будет ли третий суд, неясно. А Софья Степановна все не может поверить, что в жизни возможна такая несправедливость.

— Плачет постоянно, как ребенок. А на суде просто срывается: давление моментально взлетает, всю начинает колотить — сказываются и нервы, и диабет. Мы ее перестали туда брать, ее потом успокоить невозможно, — объясняет Зоя состояние матери.

Да тут и объяснять не надо. Мы лишь несколько минут пообщались с Софьей Степановной, и стало очевидно: издергали бабушку. Пообсуждали, пощеголяли знанием законодательных тонкостей, но даже не попытались понять: перед человеком стоит реальная проблема, как доживать свой век.

— Хоть бы кто-то заступился за нас! — говорит о позиции местной власти Зоя, —Мы ведь еще после первого суда обратились к одному из руководящих чинов в Дзержинской администрации с просьбой разобраться в деле. А он так бегло глянул в наши бумаги и говорит: «А-а! Судитесь? Ну и судитесь!».

Без перемен

Время идет, а ситуация не изменилась. Куда только не обращалась семья Софьи Степановны за помощью. Везде — отказ и закрытые двери.

Сейчас ветеран живет  в Волгограде. В однокомнатной квартирке, где  ютятся  Зоя Алексеевна вместе с мужем и дочкой. В деревне условия для жизни не под силу старому и больному человеку: воды нет, топить — нужны дрова. На бывшую квартиру сына Софья Степановна  теперь может смотреть только с улицы.

— Новые хозяева вставили пластиковые окна. В квартире во всю идет ремонт. Кому она сейчас принадлежит, мы не знаем. Администрация обещала отдать малообеспеченной и нуждающейся семье, — говорит внучка Софьи Степановны Галина — А мы даже до сих пор не знаем, где наши вещи, которые выкинули из квартиры.

Источник: http://news.mail.ru/society/2072659/